Общий опыт и размышления

4.3.1 Выступление оратора

«Трибуна является ожесточенным делом – там человек стоит нагим, как во время приема солнечной ванны», пишет Тухольский. Зрители рассматривают наружность оратора очень критически, «под лупой». Неблагопристойно выйти на сцену запанибратски, с болтающимся галстуком. Геббельс специально приходил на собрание на полчаса позже, чтоб поднять напряжение; но я советую не подражать ему Общий опыт и размышления и тут. Не следует унижать слушателей.

Общая манера держаться – лучше подтянутая и все же свободная. Не следует рассматривать потолок зала, будто бы что-то не в порядке с люстрой. Мы дружественно окидываем взором слушателей и смотрим их реакцию. По мимике и позам можно прочесть: колебание, роль, согласие, неодобрение (наморщенный лоб, движения Общий опыт и размышления головы!)

Другой оратор все 10 минут глотает воду, как это делают во время исцеления минеральными водами. Стакан с водой употребляют исключительно в последнем случае. Это ошибка считать, что глоток воды победит хрипоту.

Хильда Обельс-Юнеман на ораторской трибуне нижнесаксонского ландтага глотнула из стакана для воды, выпитого предыдущим Общий опыт и размышления оратором, и произнесла: «Я желаю установить,что пил предшествующий оратор; может быть виски, так как некие выражения государя оратора, выступавшего передо мной, непонятны». Гласить в помещении с несвежим воздухом очень тяжело. Нельзя делать доклад в комнате для курения. Оратор не должен очень курить.

Индифферентно, определяем ли мы с старыми гуманистами Общий опыт и размышления курение как «libido potandi nebulas» – «жажда пить дым» либо соглашаемся с современными психологами, которые молвят об инфантильном «комплексе сосания»: сильное курение вредит голосу. (Катар курильщика!) Докторы рекомендуют людям, которые много молвят, отрешиться от курения либо хотя бы ограничить его.

4.3.2 Концентрация

Интенсивность речи свидетельствует о напряженном мышлении. Принципиально, чтоб сохранялась Общий опыт и размышления видимость легкой речи. (Но при случае не повредит, если слушатель станет очевидцем поиска оратором наилучшей формулировки. Это даже заносит момент напряжения, не непременно связанный со смущением.

«Докучливые мысли – как назойливые комары», так в один прекрасный момент произнес Буш.

Получится ли избавиться от вредных дополнительных мыслей – это вопрос концентрации на главном. Неких Общий опыт и размышления ораторов поток дополнительных мыслей уносит далековато: в любом пт собственного доклада они ненароком перескакивают с 5-ого на десятое. Речь распадается на отдельные нити; немощный слушатель оказывается в лабиринте.

В этой связи следует указать на значение импровизации. Посреди речи будто бы с глаз в один момент спадает пелена; возникает Общий опыт и размышления неожиданная идея, обретается осознанное преставление, и мы формулируем его в порядке импровизации. Известнейшим примером являются «перуны Мирабо» (23 июня 1789 г.), которые содействовали разжиганию Французской революции.

Совершенно часто и в обыкновенной речевой практике посреди речи вдруг на мозг приходит внезапное решение препядствия. Дамашке пишет: «Отдельные трудности, которые истязают при подготовке Общий опыт и размышления и кажутся не поддающимися полному преодолению, нередко моментально проясняются и решаются сами собой во время доклада. Слово, которое произносят, оказывает то же самое действие не только лишь «вовне», да и «внутри». Если во время речи открываются ворота новых познаний и возникают череды новых мыслей, то для оратора это самое счастливое событие Общий опыт и размышления.

Можно вновь и вновь вставлять мысли, которые не предусмотрены в конспекте, но которые необходимо держать в припасе во время речи; но импровизации нельзя буйно разрастаться в докладе. У неких импровизирующих ораторов мысли возникают только так, но в речи отсутствует связность. Все идет вперемешку, без разбора. Один насмешник произнес: «Господин X Общий опыт и размышления гласит сейчас на тему: «Что мне придет на ум».» Итак, правило говорит: принципиальные новые возникающие мысли вставлять в речь, а второстепенные дополнительные суждения свирепо исключать. По другому речь наверное будет очень длинноватой.

Доктор Лупи пишет о риторике при проведении конгрессов: «Чистейшее captatio benevolentiae (обеспечение доброжелательности) является для хоть Общий опыт и размышления какого оратора растратой истекающего времени речи. Противоположностью является бестактность в отношении всех участников, и сначала в отношении последующего оратора. Ход заседания в угрозы из-за 1-го человека, который не знает меры.» И он продолжает: «Всегда имеет смысл использовать секундомер, секрет не велик.»

4.3.3 Речевое мышление заместо чтения текста

Тот Общий опыт и размышления, кто рабски привязан к рукописи, может стать неплохим лектором, но никогда не будет неплохим оратором. Слушатели ожидают речи с размышлением, а не чтения текста, даже если оратор спотыкается при построении предложений либо строение слов у него грамматически некорректно (Хайнц Кюн).

Свободное владение речью значит владение речевым мышлением. Доклад – это не Общий опыт и размышления пересказ сочинения на известную тему. Во время речи мы пробегаем очами наиблежайшие ключевики, но не смотрим в конспект повсевременно, как прикованные. Даже в случае самой детализированной разработки доклада мы должны действовать, как при импровизации.

Не следует объявлять оратором того, кто поступает как более либо наименее неплохой чтец текста. «Нужно Общий опыт и размышления созидать лица слушателей, когда надуманный оратор подымается на трибуну и кладет на кафедру тяжкий манускрипт. Можно быть уверенным, что публика не слушает речь, а со скукотищей смотрит, как медлительно меняется отношение прочитанных листов манускрипта к еще непрочитанным» (Довифат).

У слушателей антипатия к читаемому тексту речи. Потому Тухольский иронично советует: «Лучше Общий опыт и размышления всего, если ты свою речь прочитаешь. Еще более повеселит каждого, если читающий оратор после каждого 4-ого предложения подозрительно поглядит поверх очков, проверяя, все ли еще тут».

(Президент Германии фон Гинденбург практически всегда читал свои речи с листов. При всем этом в один прекрасный момент он окончил речь так Общий опыт и размышления: «Да здравствует наше любимое германское отечество, ура-ура». Страничка кончилась. Пауза. Переворачивает страничку. Всматривается. А потом провозглашает третье «ура», которое стояло на новейшей страничке.

Мы не должны поступать так, будто бы слушатель безграмотен. Слушатель желает личного контакта с оратором, флюидов доклада, формулируемого на этот момент.

¦ Потому правило говорит: мы говорим Общий опыт и размышления наполовину свободно.

Карло Шмид пишет о Курте Шумахере, который в течение многих лет был председателем Социал-демократической партии Германии: «Перед ним всегда лежала рукопись, но я никогда не лицезрел, чтоб он читал текст. Он всегда гласил о написанном, исходя из мысли данного мгновения, но эта идея всегда Общий опыт и размышления была законченной и всегда была контролируемой; она была так сказать мелодией, отвечающей основному аккорду, который был записан в рукописи».

Это меткое сопоставление: «мелодия, отвечающая основному аккорду». Конспект ключевиков является аккордом, словесным выражением мелодии. Всего-навсего прочитанной речью уверить тяжело.

Депутат Христианско-социального союза доктор Йегер в один прекрасный момент произнес Общий опыт и размышления: «Тот, кто не умеет гласить, так же неуместен в парламенте, как слепой в кино.» Но даже не все бывалые политики способны высказать мысли в свободной речи, как, к примеру, того просит регламент бундестага. Люди читают «опасные», очень ответственные места, естественно, только для того, чтоб не рисковать, потому что одно непродуманное Общий опыт и размышления слово может привести к томным последствиям. Оппоненты и толпы лазутчиков-журналистов нередко только и подстерегают момент, когда оратор допустит lapsus linguae (ошибку в речи), обмолвку, чтоб использовать как надо.

В дословном произнесении формулировок нуждаются только правительственные заявления, протоколы и годичные отчеты. Для научных циклов лекций предлагается обмозговать последующее:

• Любая Общий опыт и размышления отдельная лекция является только звеном в цепи, но исходя из убеждений риторики полезно, если Вы ее отшлифуете персонально.

• Даже при дословной отделке речи идеальнее всего произносить ее как можно свободнее.

• Полезно временами предлагать слушателям точные обобщения. При узнаваемых критериях содержание излагают в новеньком словесном оформлении.

• В особенности Общий опыт и размышления принципиально цитировать дословно; если необходимо – медлительно, позволяя слушателям записать.

• Отлично делают, если после каждого огромного отрывка дают студентам возможность задать вопросы и устроить дискуссию. Часто к возможности восприятия обучающихся предъявляют завышенные требования; к примеру, им предлагают слушать лекцию в течение 45 либо даже 90 минут – не предоставляя способности задать вопросы и углубить осознание материала Общий опыт и размышления. Сейчас форма, придаваемая лекции, оправдана, если она определяется личными флюидами – признак, которого нет у книжек.

Чем свободнее произносится речь, тем лучше. Возможно, те, кто слышал лекцию философа Эрнста Блоха, не сумел устоять перед специфичной колдовской силой его речи. Значительно: слушатели чувствуют волнующее рождение его формулировок.

¦ Правилом должна быть свободная Общий опыт и размышления речь по ключевикам.

Оратор работает с конспектом ключевиков, как артист цирка с сетью: в последнем случае не произойдет ничего ужасного. Если речь большая, даже опытным ораторам небезопасно отрешаться от ключевиков. И наилучшая память время от времени капризна, как примадонна. Время от времени свидетельства самой неплохой памяти отвергаются, подобно свидетельствам Общий опыт и размышления родственников перед трибуналом. То же, что для актера – суфлер, для оратора – ключевое слово. Суфлер помогает исключительно в случае необходимости, то же дает подсказку и ключевое слово. Но суфлер не поможет плохо приготовленному актеру; в одном критичном отзыве о драматическом спектакле читаем: «Вчера вечерком суфлер прочел нам новейшую пьесу Общий опыт и размышления. К огорчению, несколько раз его перебили персонажи, которые находились на сцене…» В речевом мышлении можно упражняться. На самом деле процесс заключается в последующем: еще не произнеся до конца последнее предложение, читают последующее ключевое слово. Это резвое чтение с преждевременной фиксацией подходящего слова, при котором зрительный контакт со слушателями прерывается только Общий опыт и размышления на очень куцее время.

Краткосрочная память принимает информацию, которая формируется в виде предложений, пока взор снова ориентирован на слушателей. Хотя доклад должен излагаться ровно, все таки ему противопоказано прохладное совершенство. Как нередко мы чувствуем тот прохладный навык, с которым произносятся речи. Слушатели должны ощутить полностью и на Общий опыт и размышления сто процентов, что стоит за словами.

Оратор бережет собственных слушателей от риторических завитушек, звучных фраз, пустословия, избитых оборотов. Его речь должна быть точной и ясной. Многие ораторы очень аккуратны в собственных формулировках. Их предложения, как каучук. Они высказываются очень «растяжимо». Они не делают точной констатации, а охотно оставляют Общий опыт и размышления лазейки. Различные «если» и «но», «можно бы» и «хотелось бы», «может быть» и «в известной мере» просто ведут к риторической эквилибристике. По этому поводу Буш едко высказался: «Очень многие трудности улетучиваются благодаря милому словечку «может быть».

4.3.4 Оговорка

Никто не может избежать обмолвок стопроцентно. Из-за маленьких грамматических неправильностей не стоит Общий опыт и размышления заносить поправок. Оговорки случаются даже у наилучших ораторов.

Вот Вы обмолвились: «Берлин и Гамбург насчитывает вкупе выше 4 миллионов обитателей.» Дамашке по праву считает: «Разумные слушатели произнесли бы оратору: да мы верим: ты знаешь, что два подлежащих требуют множественного числа. А если ты этого не знаешь, то нам это тоже индифферентно Общий опыт и размышления: нам необходимо от тебя не грамматических способностей, а мыслей! Далее!» В данном случае справедливо выражение спеца по эстетике Вишера: «И бородавочки не очень важны, коль у речи щечки красны». И если Вы допустили существенную ошибку, и зрители смеются, то наилучший рецепт: смейтесь вкупе с ними.

По большей части Общий опыт и размышления оговорки – итог недостаточной сосредоточенности на самом деле: когда начинают болтать механически.

Один юный актер в конце слащавой пьесы должен ринуться на сцену и, приняв величавую позу, сказать: «Этим кинжалом я освобожу тебя!» Но он заучил этот текст «до утраты сознания» и в волнении произнес новейшую версию: «Этим кинжалом я Общий опыт и размышления заколю тебя!» Схожее искажение допустил вице-президент бундестага Томас Делер (май 1962 г.). Звучным хохотом отреагировал Боннский парламент на оговорку: «Я заседаю завершение» (заместо «я завершаю заседание» – прим. перев.). На партийном мероприятии в Виттене председательствующий желал в приветствии снабдить оратора Густава Хей-немана двойным докторским титулом и от волнения запутался: «…Итак, мы Общий опыт и размышления приветствуем посреди нас доктора Густава Густава Хейнемана». Родилось суперимя: заместо «доктор доктор» с этого момента звучало «Густав Густав». Но оговорки могут также иметь глубочайшие предпосылки; к примеру, может быть так именуемая «фрейдовская обмолвка».

Курт Бонди обрисовывает таковой случай в собственной книжке «Введение в психологию» (Франкфурт, 1967, с. 83 и дальше): «Председатель Общий опыт и размышления общества незадолго до начала собрания его членов вызнал, что кассир присвоил значимые суммы средств. Он открыл собрание словами: "Дамы и господа, к огорчению, я должен сказать вам, что очень злое дело отсвинячили». Присутствующие только удивленно глянули на оратора. Когда позднее направили его внимание на слово «отсвинячили», он не мог Общий опыт и размышления об этом вспомнить. По поводу оговорки мы могли бы отлично сказать, какой действовал безотчетный механизм. В сознании председателя появился конфликт: желание выразить гнев и сказать, что вышло истинное свинство, сталкивается с противодействием – не употреблять такое слово, как «свинство» как слово бранное. Вследствие этого конфликта слово «свинство» вытеснено. Вытеснить значит двинуть Общий опыт и размышления в подсознание. Оратор не может вспомнить об этом слове. По Фрейду (психотерапевт, 1856-1939), вытесненное слово, как содержание сознания, продолжает динамически действовать в подсознании: оно обладает силой и стремится к освобождению. Такое разъяснение дается тому, что председатель обмолвился в замаскированной, компромиссной, неведомой ему самому форме.

4.3.5 Особенные приемы ораторского искусства

Сначала назовем цезуру Общий опыт и размышления. Есть предыдущая и следующая цезуры. Цезура значит, что после некого выражения предстоящее произнесение речи задерживается. Оба вида цезур стимулируют напряжение и увеличение чувственности речи.

«Сделать паузу – значит только разъединить сцепление, а не выключить мотор» (Веллер). Но слово «пауза», фактически, является неверным выражением. Пауза мертва и пуста, цезура полна Общий опыт и размышления жизни, инициативна.

Следующая цезура является разновидностью созидательной паузы после изложения длинноватой цепочки мыслей. Слушателю то и дело дается время для обдумывания произнесенного. Смысл паузы также может заключаться в ублажении потребности в краткосрочной «передышке». Принципиальным словам дается возможность повлиять. Слушателю необходимо время для обдумывания.

Предыдущая цезура представляет собственного Общий опыт и размышления рода задержку речи и в особенной мере содействует созданию напряжения. Многие ораторы присоединяют к готовому предложению слово «и» – дальше следует цезура – а потом приводят новый козырь. Неопытный оратор очень изредка применяет цезуру как средство воздействия, так как неверно задумывается, что такая остановка разрушает связность речи.

Переход. Когда перебегают от одной Общий опыт и размышления большой части речи к последующей, то отлично поступают, обращаясь к слушателям с личным замечанием.

(Необходимы переходы!) К примеру, «Возможно, сейчас вы спросите, какое значение имеет для нас сейчас это изменение ситуации. Потому я желаю вам сказать мое мировоззрение об этом…» Искусство плавного перехода просит большой тщательности и большой тренировки. Неплохой Общий опыт и размышления переход – связывающее звено меж комплексами мыслей. Как сварка нужна при изготовлении автомобиля, как при помощи клепки соединяются части корпуса судна, так не плохое переходное предложение связывает отдельные части вашей речи в оставляющее приятное воспоминание единое целое (Симмонс).

¦ Неожиданный переход от радостного тона к суровому является надежным средством воздействия. Задумайтесь о Общий опыт и размышления том, что почти всегда смешные выражения, которые мы делаем, имеют суровую подоплеку.

Способности увеличения чувственного накала в процессе доклада предоставляют: предыдущая цезура (смотри «речь с двоеточием»), следующая цезура (позволяет оказывать продолженное воздействие выражения методом подчеркивания смысла при помощи мимики и жестов), увеличение темпа в предложении – замедление темпа Общий опыт и размышления, увеличение громкости, ее понижение.

Некое количество материала, который можно использовать в речи, у оратора всегда должен быть в резерве. Другие ораторы владеют способностью демонстрировать, что знают больше, чем могут сказать. Но когда своими познаниями желают повытрепываться, это производит противное воспоминание. Другим трюком является сознательное предъявление к слушателям завышенных Общий опыт и размышления требований: «…Вы все знакомы с трактатами Фомы Аквинского по естественному праву» – а в зале нет и 3-х слушателей, знакомых с ними. Это нечестно, создавать у многих слушателей комплекс неполноценности, чтоб представить себя в соответствующем свете.

4.3.6 Помехи произнесению речи (актерская лихорадка)

«В испуге происходит почти все, чего даже и не было Общий опыт и размышления» (Буш).

Ридерс Дайджест (январь 1950) отдал последующую милую, если не утрированную, формулировку: «Мозг – прекрасная штука. Он начинает работу в момент твоего рождения и не прекращает ее до того времени, пока ты не поднимешься, чтоб произнести речь».

Мы всегда называем помехи произнесению речи «актерской (стартовой) лихорадкой». Это выражение в первый раз Общий опыт и размышления появилось у артистов, так как именно эта лихорадка начинается при выступлении в свете сценических осветительных установок. Помехи произнесению речи являются очень «естественным» делом. Даже у опытнейшего оратора, английского министра зарубежных дел Антони Идена перед каждым выступлением была стартовая лихорадка. Марк Твен докладывает, что во время первого выступления в качестве оратора у Общий опыт и размышления него было чувство, что рот набит хлопком. Дизраэли ведает о настроении перед первой речью: он предпочел бы скакать в кавалерийской атаке, чем подняться на трибуну.

1-ое общественное выступление Бебеля в 1864 г. было полным провалом. От стыда ему хотелось провалиться через землю.

Предпосылкой стартовой лихорадки почти всегда является Общий опыт и размышления недочет убежденности внутри себя. Это «опасение оказаться несостоятельным и не получить признания большинства», по выражению Веллера. Следствием является психологический стресс и нервный срыв. Какие есть средства против стартовой лихорадки?

• Мы готовимся к речи основательно, как это может быть.

• Во время пробной речи вполне ставим себя в ситуацию реального Общий опыт и размышления варианта.

• Мы просим пару не плохих друзей сесть впереди в зале. Когда видишь впереди себя людей, которым доверяешь, то ощущаешь себя уверенно.

• До речи снимаем напряжение. Полезно позволить для себя малость праздности, можно использовать занятия, действующие как отдых. Не запамятовывайте прогулки. Но есть нужно не много! Успокаивающе действуют 20 глубочайших вдохов незадолго до Общий опыт и размышления выступления.

• Конкретно до речи мы говорим подчеркнуто медлительно и тихо.

Стартовая лихорадка – совсем обычная промежная стадия для хоть какого начинающего оратора. Опыт учит, что стартовая лихорадка медлительно, но равномерно слабеет по мере роста речевой практики.

Стартовая лихорадка проходит, а остается, может быть, у хоть какого оратора, известное напряжение перед Общий опыт и размышления произнесением речи, и оно непременно нужно для живой манеры речи.

А сейчас вы следуете всем моим советам – и все таки кровь приливает к голове, пульс обезумевший. «О, лучше бы мне провалиться через землю». Вы тормознули среди Вашего доклада. Ко всему иному к тому же Ваши ключевики устраивают Общий опыт и размышления злую игру в прятки либо вдруг больше не хотят поддаваться расшифровке. Обычно возникает вымученный стиль речи, даже у Гете во время известного выступления на открытии горного предприятия в Ильменау. Слушателей обхватило сострадание и неловкость. Может быть, некие проявляли, как это бывает, откровенное злорадство, в особенности если речь политическая.

Итак, имеем более Общий опыт и размышления либо наименее драматическую паузу, за которой следует непонятное бормотание. Что необходимо делать в реальности? По сути ситуация намного безобиднее, чем представляется, так как слушатели ведь не знают, что фактически Вы желаете сказать. В Вашем распоряжении есть два средства, которые посодействуют Вам:

• Повторите другими словами только-только произнесенное. Благодаря Общий опыт и размышления этому ухватите нить последнего выражения либо обобщите весь отрезок речи полностью. В то время, когда Вы это делаете, потерянная идея обычно приходит, если ранее она была отлично подготовлена.

Если запутались, то предложение расслабленно обрывают в центре и молвят, к примеру: «Я желаю высказаться по другому – надеюсь, лучше…»

• Вы Общий опыт и размышления перебегайте к новенькому разделу. Пропущенный отрезок Вы сможете привести позднее, со словами: «Впрочем, мне необходимо сказать кое-что еще…» либо «Здесь мне хотелось бы еще добавить…»

4.3.7 Темп речи

Опыт указывает, что темп речи очень очень связан со качествами личности и потому часто с трудом поддается регулированию. Некие люди молвят резвее Общий опыт и размышления, чем способны мыслить. «Он заговорил меня до смерти» – могут сказать об импульсивном знакомом, словоизвержение которого припоминает извержение лавы.

Являющийся в протяжении многих лет президентом бременского сената Ганс Кошник в общем неплохой, действующий оратор, но гласит очень торопливо. Один остряк в один прекрасный момент произнес, что, к примеру, слово «ка Общий опыт и размышления-зармафедеральнойпограничнойохраны» он мог бы произнести в три слога.

Депутат Герман Шмитт-Вокенхаузен («ГШВ») «превзошел» в бундестаге 60-х годов даже быстроговорящих Штрауса и Йегера; он произносил 320 слогов за минуту и приводил стенографисток в кошмар. Когда он посетил съезд стенографистов в Карлсруэ, он произнес: «Собственно, я желаю только убедиться в том, что Общий опыт и размышления сейчас еще могут писать так стремительно, как я говорю.»

Многие ораторы, в особенности начинающие, обычно, молвят очень стремительно.

¦Мы не произносим речь всегда с одной и той же скоростью. Мы меняем темп.

Принципиальные мысли необходимо произносить медлительнее и поболее внушительно. Но также справедливы слова: variatio delec-tat – изменение веселит Общий опыт и размышления и воскрешает.

Основной темп речи сообразуют с имеющимся поводом и содержанием речи. В случае праздничной речи он медлительнее и размереннее, чем в случае воинственной речи. Дальше следует пошевелить мозгами вот о чем: чем больше помещение, тем медлительнее необходимо гласить, чтоб речь «не замирала». Мы говорим плавненько, не Общий опыт и размышления ставим для себя целью «отбубнить» нашу речь в рекордное время. Отлично подвешенный язык – еще не мера реального искусства речи.

В старину Маттиас Клаудиус написал собственному отпрыску Йоханнесу: «Там, где слова слетают очень просто и плавненько, будь начеку, так как лошадка, везущая телегу с грузом, идет неспешным шагом.» Можно взять Общий опыт и размышления на вооружение также приятный и образный метод, который отдал Спэрджен в лекции своим кандидатам в проповедники. (В скобках курсивом названы риторические средства, которые применил Спэрджен): «Слишком неспешная речь ужасна и может совершенно расшатать нервишки полных жизни слушателей. Ибо кто может слушать оратора, ползущего со скоростью два километра в час Общий опыт и размышления? {Образное сопоставление, риторический вопрос) Сейчас слово и завтра будет одно (преувеличение) - да это поджаривание на слабом огне (сопоставление), которое может быть отрадой только для страдальца (шуточка). Но очень стремительная речь, гонка, неистовство, буйство (метафорическое увеличение) также непростительны (противопоставление предшествующему). Нереально ни на кого произвести воспоминание (утверждение), разве только-только, может Общий опыт и размышления быть, на полоумных, потому что (следует обоснование) заместо упорядоченного войска слов (образ) к нам является масса черни (образное противопоставление), и смысл на сто процентов утопает в море звуков (образ).

4.3.8 Громкость речи .‹

Стентором звали того троянского грека, о котором Гомер сказал, что он мог орать громче, чем 50 вместе взятых варварских воинов Общий опыт и размышления. Хотя сейчас мы вспоминаем о голосе Стентора, но его применение очень изредка.

¦ Речь не должна быть шумовой атакой на барабанные перепонки.

Но, произнося речь, мы все таки говорим так звучно, что нас понимают даже слушатели, сидящие сзади. Громкость изменяют зависимо от значения выражения, но не намного.

Есть ораторы, которые более Общий опыт и размышления либо наименее сознательно употребляют громкость в демагогических целях. Тогда громкость играет роль подтверждения. В наследстве 1-го датского пастора была проповедь, в одном месте которой стояла последующая пометка: «Здесь повысить глас, так как аргументация неубедительна!» Большой громкости можно достигнуть не напряжением голосовых связок, а последующими средствами:

• Усилением потока воздуха Общий опыт и размышления при дыхании.

• Усилением резонанса («несущей способности»).

• Увеличением четкости артикуляции.

• Замедлением темпа (подобно удлинению в процессе речи временного масштаба при помощи «лупы времени»).

При помощи силы звука, делая его громче либо тише, выделяют самое принципиальное. Имеется возможность «повышения чувственного напряжения в пиано».

Тот, кто орет и ругается, по большей части не Общий опыт и размышления прав. В области права он больше теряет, чем приобретает.

В этой связи еще одна констатация. Нередко в большенном помещении раздается обращенное к оратору: «Громче!» В течение недлинного времени оратор делает это требование, но почти всегда уже очень скоро он снова допускает ошибку очень тихого произнесения речи Общий опыт и размышления.

4.3.9 Поведение при произнесении речи

Неизменным прихожанином одной бременской церкви был старенькый мастер-ремесленник. Хотя он был практически глух, но все же каждое воскресенье он садился на первую скамью перед кафедрой. Пастор во время проповеди увлеченно жестикулировал руками, кистями рук, корпусом тела и гласил для этого слушателя в особенности звучно. В Общий опыт и размышления один красивый денек проповедник воскрикнул: «Но это воистину замечательно, что Вы так прилежно посещаете мои богослужения. Надеюсь, Вы сообразили все, что я произнес?» «Господин пастор, – ответил старик, – с осознанием обстоит так, что я не сообразил ни слова, но мне очень нравится на Вас глядеть!» Эта история указывает, что если мы ораторы Общий опыт и размышления, то у нас не только лишь слушатели, да и зрители. Правда, только глухие, как бременский мастер-ремесленник, рады лишней жестикуляции оратора. Все ораторские выразительные средства, основанные на телодвижениях, такие как поза, жестикуляция рук и мимика – мы совместно с Вилли Хеллпах называем поведением при произнесении речи.

Идеальнее всего, когда поза размеренна Общий опыт и размышления, а жесты оратора свободны и упруги, а не халатны и вызывающи.

¦ Естественное напряжение, в каком находится оратор при произнесении речи, должно передаваться слушателям конкретно, при помощи языка телодвижений.

Спэрджен констатирует: «Многие проповедники нагибаются вперед комфортно и небережно, будто бы свешиваются с перил моста и болтают с Общий опыт и размышления каждым, кто понизу проплывает на лодке. Мы поднимаемся на кафедру не для собственного наслаждения, но чтоб совершать очень суровую работу, и наше поведение должно соответствовать этому». Последнее выражение справедливо для хоть какого оратора. Не изображайте ветряную мельницу во время бури.

Неплохой оратор не является ни егозой, ни соляным столбом. Когда Общий опыт и размышления слушатель лицезреет впереди себя метущуюся фигуру, у него возникнет чувство реального головокружения. Оратор также не копирует часовых, бездвижно стоящих перед Букингемским дворцом.

Жестикуляция: когда мы смотрим дружественную беседу 2-ух южан, то ужасаемся, как дают они волю жестам – молвят «руками и ногами». В наших прохладных краях эти анатомические отличия находятся Общий опыт и размышления в основном под контролем. Но даже и у нас ораторы размахивают руками и наносят удары кулаками, ведут воздушный бой с невидимым противником либо хватаются за волосы, подобно ваг-неровским героям. «Кажется, что некие ораторы занимаются боксом», – считает Спэрджен. Мы не подражаем оратору, который как на аукционе угощает безвинную кафедру такими Общий опыт и размышления ударами, что стоящий на ней стакан с водой испуганно подпрыгивает.

Хрущев, произнося речь в Организации Объединенных Наций в Нью-Йорке, даже снял туфлю и дубасил ею по кафедре с целью энергичного подчеркивания собственных мыслей, дав повод Вернеру Финку для замечания, что нельзя от неизбранного свободно властителя ждать Общий опыт и размышления, чтоб он показал себя избранным. При помощи туфли Хрущев даже примерно не достигнул эффекта, который произвел настолько же склонный к оживленным поступкам Мартин Лютер, расколов в один прекрасный момент во время проповеди в Айзенахе кулаком трехдюймовую доску, по сообщению Спэрджена.

Этих дурных привычек просто избежать, если держать собственный характер в Общий опыт и размышления узде. Куда же деть руки? Лучше просто положить их на кафедру, не удерживая всегда в одном и том же положении. Некие ораторы потирают руки, будто бы радуются тому, что одурачили делового напарника.

Но сейчас положительное о жестикуляции: она может и должна сопутствовать ходу мыслей. Жесты должны быть жадными, только тогда они Общий опыт и размышления результативны. Шаблонных фигур жестикуляции не существует. Имеются, пожалуй, жесты приглашающие, отвергающие, повелительные, вопросительные.

¦ Оживленной жестикуляцией почаще пользуются, чтоб выделить свои слова. При помощи пальцев можно объяснить аспекты.

Жестикуляцию повсевременно использовал во время произнесения речей министр экономики Шиллер. Он повсевременно как будто взмахивал воображаемой мухобойкой. Карло Шмид докладывает о главе Общий опыт и размышления оппозиции Курте Шумахере: «Он остался фехтовальщиком, каким он мне показался при первой встрече 30 годов назад, да, даже показалось, что его жестикуляция стала еще лучше, еще выразительнее, полной жизни, еще больше выделяющей произнесенное словами. Как могли гласить эти руки! Резвые, как рапира, свободно бросаемые справа влево, как будто они раздирают Общий опыт и размышления некоторую заавесь; пальцы, узко сложенные вкупе, как будто дело заключается в проведении хитроумной операции; либо, напротив, пальцы обширно растопырены веером, вроде бы разрывающие сеть – эти руки, всегда передвигающиеся, как пламя, которое пожирало этот могучий дух».

С жестами оратору необходимо быть осмотрительным и стараться, чтоб они не кидались в Общий опыт и размышления глаза; он не актер. Нервные и резкие движения вызывают чувство неловкости.

Обратите как-нибудь внимание вот на что: у многих ораторов кармашки брюк – магнитное притяжение для левой руки. Кажется, что уверенность внутри себя в один момент усиливается, как рука окажется в кармашке. Для публики это не наилучшее зрелище. Также Общий опыт и размышления безобразно засовывать пальцы в прорези жилета для рук, будто бы идет трепотня с соседом через ограду сада. Август Бебель осуждал эту дурную привычку у такового известного оратора, как Лассаль. Если уж есть потребность упрятать свои руки, то в качестве укрытия для их используйте кармашки пиджака, как это практиковал на Общий опыт и размышления высшем уровне южноамериканский президент Кеннеди.

Писатель Петер Хэртлинг отозвался о Гельмуте Шмидте: он «…склонен, используя оживленные, сильные жесты из арсенала выразительного языка телодвижений, изумить собственных слушателей. Он никогда не подавляет. Он желает покорить их» (см. «Писатель подвергает испытанию тексты политиков», 1967)*. На вероятное несоответствие меж словом и жестом направил внимание Общий опыт и размышления британский исследователь поведения Десмонд Моррис: «Если политик пальцем прокалывает воздух в то время, когда он гласит о мирном сосуществовании, то нам следует веровать движению его руки, а не тому, что он говорит».

Президент бундестага Герстенмайер в свое время (ноябрь 1962 г.) опубликовал ответ на жалобу относительно жеста министра Общий опыт и размышления Штрауса, который, делая заявление перед бундестагом, запихнул руки в кармашки: «… нет правового положения, которое бы разрешало либо воспрещало федеральному министру либо другому оратору перед бундестагом засовывать свои руки в кармашки пиджака либо брюк. Тут вопрос такта… (и) воспитания…, которые нельзя регулировать нормативно…» Можно стремительно отвыкнуть от нехороших привычек. Многие нередко Общий опыт и размышления пожимают плечами, качают ногой, кивают головой, снимают и надевают очки либо поглаживают воображаемую бороду. Необходимо только сказать для себя об этом, а позже держать под контролем себя.

Многие во время доклада прогуливаются, заложив руки за спину, как правонарушитель на каждодневной прогулке по тюремному двору. Часто ораторы издают чмокающие звуки, будто Общий опыт и размышления бы они попутно едят смачный компот.

¦ Мимика: она настолько же принципиальна, как и движения рук. В особенной степени в общении участвуют глаза.

Тот, кто выступает с непроницаемым лицом игрока в покер либо окидывает окружающих затуманенным взглядом, чуть ли захватит сердца слушателей, хотя бы он вожделел им рассказать Общий опыт и размышления еще настолько не мало умного. Еще наименьшего фуррора достигнет оратор, который воспримет вид, как будто без зонта попал под сильный град.

Глаза тоже молвят. Оратор не должен флегмантично глядеть поверх людей либо внимательно глядеть в потолок. Хоть какой слушатель должен ощутить, что его узрели. Кидают время от времени взор даже на Общий опыт и размышления отдельного слушателя, если приметно его особенное роль. Этот контакт глаз лучше укрепить. Беглого взора недостаточно. Необходимо не запамятовать ни одну группу слушателей, их медлительно обводят взором и позже взляд то и дело направляют в задние ряды.

Время от времени у оратора нехорошая привычка резко переводить взор с одной стороны зала Общий опыт и размышления на другую, будто бы он следит теннисный матч.

Мимика может быть суровой либо развеселой; она всегда должна быть дружеской и никогда не нарушать меру. Никому не охото созидать маску застывшего хохота, схожую той, что стоит на рекламе зубной пасты.

Естественно, миролюбиво, разлюбезно: такой лозунг. Один германский министр коротко Общий опыт и размышления выразился о товарище по партии и премьер-министре, который повсевременно хохотал: ему нельзя участвовать в похоронах – он и там рассмеется.

¦ В целом поведение во время произнесения речи увеличивает ее выразительность и налаживает контакт со слушателями.

Основной тон связан с соответственной ситуацией, но сдержан, как в физическом, так Общий опыт и размышления и в духовном отношениях. Слушатель желает не только лишь осознать смысл слов, да и ощутить человеческое общение. Если мы охотно слушаем выдающихся ораторов, даже когда они, может быть, не молвят ничего нового, то причина в том, что они владеют личным притягательностью, благодаря дару речи и в особенности увлекающей силы их Общий опыт и размышления глаз и выразительности жестов.

Хайнц Кюн не случаем указывал на то, что поведение оставляет более глубочайшее воспоминание, чем слова: «иначе как разъяснить, что спонтанный жест в Варшаве, когда Вилли Брандт встал на колени перед монументом на месте разрушенного гетто, еще живет в памяти польского народа, тогда как слова издавна смолкли Общий опыт и размышления».

4.3.10 Зрительные вспомогательные средства

Кто делает доклад, должен спрашивать себя: могу я что-либо показать слушателям? «Чтобы быть понятым, необходимо гласить глазам», – считает Гердер. Это правильно, в особенности сейчас, когда мы благодаря многообразию оптических красот, стали созерцающим населением земли. Людвиг Райнерс прав: «Визуальные вспомогательные средства наглядны и заносят в нашу жизнь Общий опыт и размышления обилие. Рисунки, таблицы, графики, схемы, картинки, карты, приятное представление итогов по годам и т.д. – должны умело встраиваться в речь, если представляется возможность. «Зрительный нерв в 50 раз толще слухового. То, что мы лицезреем, запоминается намного лучше, чем то, что слышим» (Йох, Блюмель). По этой причине в наши Общий опыт и размышления деньки так обожают аккомпанировать доклады диапозитивами. Я рекомендую, безотносительно к предмету сообщения, будь то путешествие либо научный доклад с внедрением изображений, соблюдать последующие три правила:


obsluzhit-potrebitelya-v-otdele-bitovaya-himiya-pomoch-v-vibore-detskogo-poroshka-konsultaciya-upakovat-rasschitat.html
obsluzhivanie-diplomaticheskih-kurerov.html
obsluzhivanie-gosudarstvennogo-i-municipalnogo-dolga-informacionnij-byulleten-organov-mestnogo-samoupravleniya.html